d_34 (d_34) wrote,
d_34
d_34

Categories:

Грузинские пираты в Российской империи

В начале XX века Россию потрясла серия дерзких ограблений пароходов. Вооружённые бандиты захватывали корабли, перевозившие на борту крупные суммы денег, и опустошали сейфы. Задержать шайку полиции тогда так и не удалось. Было лишь установлено, что налётами занимались грузины.



«Цесаревич Георгий»

Вечером 20 сентября 1906 года пассажирский пароход «Цесаревич Георгий» Российского общества пароходства и торговли (РОПИТ) вышел из Новороссийского порта. Помимо обычной почты на его борту находился казённый груз – государственная документация и мешки с деньгами, которые следовало доставить в Очамчири. Пароход находился близ Сухуми, когда в рубку ворвались люди с оружием. Отобрав у капитана ключ от корабельного сейфа, они выгребли из него 16 тыс. рублей. В это время сообщники бандитов обыскивали каюты пассажиров. «Выстрелами злоумышленники загнали пассажиров третьего класса и команду в помещение третьего класса и заняли выходы. Пассажиры первого класса пытались оказать сопротивление и произвели выстрелы, грабители пригрозили убить находившихся в их руках заложников в лице двух помощников капитана и четырёх матросов», – описывала происшествие газета «Русское слово»

Собрав все ценности в мешки, пираты погрузили их в подошедшие с берега лодки и быстро уплыли. Как позже рассказывал капитан, всего налётчиков насчитывалось свыше 20 человек – многих из них он прежде видел среди поднявшихся на борт пассажиров. Когда спустя несколько часов «Цесаревич Георгий» пришёл в Сухуми, искать налётчиков было уже поздно.


Серия морских атак

Происшествие наделало немало шума – преступлений такого масштаба в империи до того не случалось. Особенно занимал вопрос, кто же решился на столь дерзкий налёт. Одни полагали, что к преступлению могли быть причастны кавказские абреки – в пользу этого говорил тот факт, что меж собой налётчики общались с сильным грузинским акцентом. Другие считали, что это дело рук революционеров-анархистов. Как бы то ни было, страх перед новыми нападениями основательно поселился в умах.
«Ввиду случая нападения на почту на пароходе РОПИТа «Цесаревич Георгий» в настоящее время все почтово-пассажирские пароходы этого общества, совершающие рейсы между Одессой и кавказскими портами, на пути от Новороссийска до Батума и обратно сопровождаются караулом из шести вооружённых винтовками нижних чинов», – сообщали «Московские ведомости». Однако это не помогло. Спустя год близ Туапсе по той же схеме было совершено ещё одно ограбление, жертвой которого также стал пароход РОПИТа «Черномор». Бандиты заставили пассажиров подняться на палубу и устроили им тотальный досмотр. «Всех обыскали самым тщательным образом, не оставив необшаренными ни одного кармана, ни одной складки платья. Забрали все деньги, часы, кольца, булавки от галстуков, браслеты, бинокли, кресты, шейные цепочки, серьги и пр.», – сообщала о ЧП газета «Кавказ».

Однако не успела публика отойти от шока, как бандитская атака повторилась вновь – теперь уже на Каспии. Около полуночи в каютах парохода «Цесаревич Александр» общества «Кавказ и Меркурий», следовавшего из Красноводска в Баку, началась стрельба. Налётчики, севшие на корабль под видом пассажиров второго класса, арестовали капитана Тяпочкина и потребовали под угрозой смерти остановить пароход. «На ограбленном пароходе «Цесаревич Александр» было 31 человек команды и 253 пассажира. Взято наличными персидскими
кранами 4 тыс. рублей. У пассажиров отобрано 2709 рублей, у команды и Тяпочкина – 1400 рублей. Грабителей было 16; все, как передают, грузины», – писало «Русское слово». Как рассказывал капитан, перед тем как сесть в шлюпки, бандиты признались, что это они прежде совершили два ограбления на Чёрном море.



Однако же самое крупное ограбление было ещё впереди. Летом 1908 года в Бакинском порту к уходящему в рейс пароходу «Николай I» подошли трое в полицейской форме. Сославшись на необходимость проверки документов, они поднялись на борт. Дальше следует привычный сценарий: звучат выстрелы, команда сгоняется в трюм. «На нижней палубе находились сейфы, в которых провозили драгоценности из банка Азербайджана в Нижний Новгород и в Москву, – рассказывал доктор исторических наук Моисей Беккер. – Один из налётчиков спокойно приступает к работе. Как позже станет известно, это самый искусный во всей Европе медвежатник по кличке Ахмед. Несколько томительных минут – и неприступный сейф открыт. В руках преступников – 1 200 000 рублей». В переводе на сегодняшние деньги – около 30 млн долларов! Собрав деньги, налётчики привычно прыгнули в катер и скрылись.



Но все эта история с  морскими экспрприациями имела и неожиданные политические последствия. В 1918 году глава меньшевиков Юлий Мартов опубликовал статью, в которой публично обвинил члена нового правительства Сталина в участии в бандитских нападениях, в том числе в ограблении парохода. В ответ тот обвинил Мартова в клевете, организовав трибунал. В итоге лидера меньшевиков признали виновным в преступлении перед трудовой властью, а история с «эксами» оказалась, что называется, «спущенной на тормозах».

Самое крупное ограбление парохода в Российской империи организовал Сталин

В данной статье интересен фактический материал о нападениях на пассажирские суда в Закавказье, но вопрос о причастности к этому делу Сталина подан однобоко. Говорится,что после выступления Мартова в печати, в котором тот публично обвинил члена нового правительства Сталина в участии в бандитских нападениях, в том числе в ограблении парохода, Сталин обвинил Мартова в клевете и "организовал трибунал".

Дело же возникло из-за того, что Ю. Мартов в своей меньшевистской газете "Вперед" (31 марта, №51) в статье "Еще раз об "артиллерийской подготовке" написал об исключении Сталина в прошлом из партии в связи с его экспроприациями в Закавказье.

Сталина никогда не исключали из партии, ни в связи с эксами, ни в связи с чем-либо еще. Поэтому он счел это клеветой и подал на Мартова  не в районный суд, а в революционный трибунал.

Только не в тот революционый трибунал, одно упоминание о котором должно  по умолчанию вызвать у современного читателя ассоциацию с "кровавыми зверствами чрезвычаек", а в недолго существовавший в 1918 году, а ныне совсем забытый Революционный трибунала по делам печати.

Этот новый  орган был создан в феврале 1918 года при Революционном Трибунале, однако, судя по содержанию правового акта, он не являлся по отношению к нему нижестоящей инстанцией, а носил характер специализированного суда.
Под его юрисдикцию подпадали "преступления и проступки против народа, совершаемые путем использования печати", к которым документом отнесены "всякие сообщения ложных или извращенных сведений о явлениях общественной жизни, поскольку они являются посягательством на права и интересы революционного народа, а также нарушения узаконений о печати, изданных Советской властью".


Таким образом, Трибуналу по делам печати были подсудны все дела о клевете в печати. И он принял дело Сталина против Мартова к рассмотрению.
В ходе рассмотрения этого дела, недолго просуществовавший специализированный Революционный трибунал по делам печати был упразднен, и дело было передано в просто революционный требунал.
Который в ходе разбирательства признал, что рассмотрение дела о клевете в печати, возбужденное Сталиным в порядке частного обвинения, не входит в подсудность революционного требунала, и оставил жалобу гражданина Сталина без дальнейшего рассмотрения.

Но так как в статье Мартова "Еще раз об "артиллерийской подготовке" содержались "выпады против правительства, подрывающие к нему доверие и способные посеять смуту", в частности, по вопросу подготовки боевых действий на Кавказе с целью передачи некоторых территорий Турции, то по этому вопросу трибунал продолжил рассмотрение дела.

Объяснения гр. Мартова по этому поводу трибунал признал неосновательными, а самого виновным в совершении преступления посредством печати против трудовой власти.
Ввиду изложенного Московский революционный трибунал постановил: выразить на первый раз гражданину Мартову (Цедербауму) за легкомысленное для общественного деятеля и недобросовестное в отношении народа преступное пользование печатью общественное порицание, обязав все газеты, выходящие в Москве, опубликовать настоящий приговор.


Так закончилась эта история с обвинениями Мартовым Сталина в морском пиратстве в страшных революционных трибуналах.

По поводу разбирательства этого дела в трибунале подробнее можно ознакомится  здесь. Весьма занимательно, и хорошо передает дух эпохи:

Ю. Мартов против И. Сталина
Товарищ Сталин в роли обвинителя

Tags: Российская империя, Россия, Сталин, история, корабли, криминал, политика, революция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments