d_34 (d_34) wrote,
d_34
d_34

Category:

Русские ушкуйники против Золотой Орды



В 1238-1240 годах страшным смерчем прошли по Руси полчища Батыя. Подавляющее большинство русских городов было разрушено и сожжено дотла. Только часть из них постепенно была восстановлена, а многие так и не возродились, поэтому их названия мы знаем лишь по летописям. Об иных же археологи кратко упоминают: «Безымянное городище, разрушено в период Батыева нашествия».
Русские князья признали власть Золотой Орды, покорно платили дань и по первому окрику смиренно ехали к ее правителям-ханам на расправу. Польский историк XVI века Михалон Литвин писал: «Прежде москвитяне были в таком рабстве у заволжских татар, что князь их… выходил навстречу любому послу императора (то есть хана.) и ежегодно приходящему в Московию сборщику налогов за стены города и, взяв его коня под уздцы, пеший отводил всадника ко двору. И посол сидел на княжеском троне, а он сам коленопреклоненно слушал послов».

Резкий контраст разоренной Русской земле представляла Золотая Орда. Значительная часть кочевников стала городскими жителями. Сотни тысяч рабов из завоеванных стран построили большие города на берегах Волги и Камы. Арабский путешественник Ибн Батута, посетивший те края в 1334 году, отмечал, что золотоордынская столица Сарай - один из красивейших городов и чтобы объехать его, потребовался почти целый день. Значительной статьей дохода ханов была торговля - купцы платили пошлину от 3 до 5% от стоимости своих товаров. По Волге шли караваны судов с грузами из стран Ближнего и Среднего Востока, Индии и Китая…

Однако не все в русских землях трепетно склонялись пред ордынцами. Северные территории Руси - Русь Новгородская, Псков и Вятка - не знали монголо-татарского нашествия, этот феномен историки до сих пор не могут внятно объяснить: вряд ли всерьез татаро-монгольские войска могли остановить русские леса и болота.


Эти территории имели свое самоуправление и были самостоятельными княжествами, в отличие от других княжеств Руси. Верховной властью здесь было вече - народное собрание, сходное с казачьими Кругами.
Был, и князь, но он подчинялся по большому счету решениям вече и мог быть смещен с верховного поста или избран на него. Были у новгородцев свои вооруженные силы, и достаточно большие. Это, во-первых, княжеские военные дружины, но по количественному составу они были не очень большие, так как содержать их было делом дорогостоящим.
Справедливости ради отметим, что княжеские дружинники были воинами-профессионалами на службе у князя. Гораздо более значительны были дружины ушкуев (ушкуйники), очень похожие на более поздние казачьи воинские соединения.



Формально ушкуи подчинялись князю и решениям вече, но в доли от дома это были вполне самостоятельные вольные дружины профессиональных воинов, часто необузданного нрава, и в этом они казакам просто братья по духу.

Они давно уже освоили Русский Север. К середине XIV века перевалили за Уральский хребет. По рекам и морям новгородские молодцы двигались на судах - ушкуях, за что и получили свое прозвище. Студеным морем (моря Ледовитого океана) на ушкуях летом, а зимой на лыжах через Каменный Пояс (Уральский хребет) шли они по Печоре, Перми, Югре в Мангазею - Западную Сибирь, приводя в покорность живущие там народы и собирая с них дань пушниной, рыбьим зубом (кость клыков моржа и бивней мамонта).

Ушкуй – это парусно-гребное судно использовавшиеся на Руси в XI-XV вв. Происходит от названия реки Оскуй - правого притока Волхова у Новгорода, где новгородцы строили лодки называемые ими «оскуй», или «ушкуй». Хотя некоторые лингвисты (например, см.: Макс Фасмер «Этимологический словарь русского языка», М. 1973) считают, что слово «ушкуй» произошло от древневепского слова «лодка». Но более вероятно, что суда были названы по имени полярного медведя - ушкуя. Кстати, название «ошкуй» полярный медведь было у поморов ещё в XIX веке. Косвенным аргументом в пользу второй версии служит и то, что норманны называли свои боевые суда «морскими волками». На высоком носу ушкуя красовалась резная голова медведя.



Новгородцы строили морские и речные ушкуи (речной в отличие от морского не имел палубы). На внутреннюю обшивку судна опирались 6 или 8 банок для гребцов. Благодаря малой осадке (около 0,5 м) и большого соотношения длины и ширины (5:1) ушкуй обладал сравнительно большой скоростью. Как морские, так и речные новгородские суда несли единственную съемную мачту в центральной части с одним косым или прямым парусом. Навесных рулей они не имели, их заменяли кормовые рулевые весла.

Ушкуи использовались как военные и торговые суда. Но в историю они вошли как военные корабли новгородской вольницы - ушкуйников.

Надо отметить, что ушкуйники были профессиональными воинами, умело действовавшими как в пешем, так и в конном строю. Они в совершенстве владели основными образцами вооружения той поры: копьями, мечами, саблями, луками и арбалетами. Последние были и легкими, носимыми, и тяжелыми, стационарными, стрелявшими толстыми стальными стрелами - болтами.

Ушкуйники совершали ближние и дальние походы - набеги за данью, подчиняя Великому Новгороду все новые земли. Наша история скромно умалчивает то обстоятельство, что ушкуи в свое время грабили и «своих» - Кострому, Ярославль, Нижний Новгород. Потомки ушкуев заложили Архангельск, Великий Устюг, Мурманск. Совершали ушкуи и дальние военные походы. По Волге и Днепру ушкуи доходили до Турции и Персии.

Первые самостоятельные походы ушкуйников, согласно сохранившимся летописям, относятся к 1320-му году. В тот год Новгородская республика оказалась в критическом положении. С юго-запада на нее напали литовцы, с запада - немецкие рыцари. За Карельский перешеек - Великого Новгорода - шла длительная война со шведами, и вдобавок в северные владения республики вторглись норвежцы.

Тогда ушкуйники нанесли ответные удары по Норвегии - родине знаменитых викингов, державших в страхе всю прибрежную Европу и побережья европейских рек. В 1320 году новгородец Лука разорил область Финмарнен, расположенную от южного берега Варангер-Фьорда до города Тромсе. А в 1323 году ушкуйники уже громили область Халогаланд юго-западнее Тромсе. Норвежцы, не сумев противостоять новгородским удальцам, даже обратились в 1325 году за помощью к папскому престолу для организации крестового похода против русских и карел. Надо полагать, что набеги ушкуйников произвели должное действие и на прочих недругов Великого Новгорода. В 1323 году Швеция заключила с ним компромиссный Ореховецкий мир.

Впервые в крупный поход на Золотую Орду ушкуйники отправились в 1360 году. С боями прошли по Волге до Камского устья, а затем взяли штурмом большой ордынский город Жукотин (Джукетау близ современного города Чистополя). Захватив несметные богатства, лихие молодцы ушли в Кострому. Но хан Хидырь отправил послов к князьям суздальскому, нижегородскому и ростовскому с требованием выдачи "обидчиков". Княжеские рати тайно подошли к Костроме и с помощью части ее жителей захватили ничего не подозревавших ушкуйников. Пленников доставили на расправу хану. Однако после этого их соратники взяли и сожгли Нижний Новгород, а Кострому грабили почти каждый раз, как проплывали мимо.

Естественно, не забывали ушкуйники и об ордынцах. В 1363 году новгородская дружина во главе с воеводами Александром Абакуновичем и Степаном Лепой вышла к Оби. Здесь отряд разделился - одна часть двинулась вниз по реке до самого Ледовитого океана (Студеного моря), а другая пошла, гулять по верховьям - на стыке границ Золотой Орды, Чагатайского улуса и Китая. Вернувшись с добычей, ушкуйники не угомонились. В 1366 году они с тем же воеводой Александром Абакуновичем уже действуют на среднем течении Волги.



Из Сарая летит очередная ханская жалоба - уже московскому князю Димитрию Ивановичу (в будущем - Донскому, победителю в Куликовской битве). Тот шлет грозную грамоту в Новгород. Оттуда отвечают, как ведется на Руси, отпиской: "Ходили люди молодые на Волгу без нашего слова, но гостей (купцов.) твоих не грабили, били только басурман". То есть, по мнению новгородских бояр, бить басурман - дело праведное, а насчет своей непричастности к набегам они слукавили. Действительно основную массу ушкуйников составляла новгородская голытьба и пришельцы из Смоленска, Москвы и Твери, но в большинстве случаев ими руководили опытные новгородские воеводы Осип Варфоломеевич, Василий Федорович, тот же Абакунович и другие. Оружием и деньгами ушкуйников снабжали богатые новгородские купцы, причем не безвозмездно - вернувшись, ушкуйники щедро делились добычей.

С 1360-го по 1375 год ушкуйники совершили восемь больших походов на Среднюю Волгу, не считая малых набегов. Так, в 1374 году новгородские молодцы в третий раз взяли город Болгар (недалеко от Казани), затем двинулись вниз по реке и ворвались в Сарай - столицу великого хана.

В 1374 году была основана Вятка (Хлынов), в настоящее время город Киров. Основали Вятку новгородские ушкуйники. Независимая Вятка была, по сути, республикой: высшая власть здесь принадлежала вече, войсками управляли выборные ватаманы. Основным же промыслом населения было ушкуйничество, торговля, ратный труд. Между прочим, в XV веке синонимами ушкуйника (речного разбойника) стало слово «хлын».

В 1375 году ушкуйники на семидесяти судах под началом воевод Прокопа и Смолянина объявились под Костромой. Путь им преградила пятитысячная московская рать во главе с воеводой Александром Плещеевым. У Прокопа было всего полторы тысячи ушкуйников, но он их разделил на две части: с одной вступил в бой с московским воинством, а другую отправил ему в тыл. Внезапный удар отсюда решил дело. Москвичи разбежались, а новгородские сорвиголовы в очередной раз овладели Костромой.

Отдохнув здесь пару недель, они опять-таки двинулись вниз по Волге и уже по традиции они нанесли "визиты" в города Болгар и Сарай. Причем правители Болгара, наученные горьким опытом, откупились большой данью, зато ханская столица Сарай-Берке была взята штурмом и разграблена.

Стоит также отметить, что Сарай ушкуйники брали и век спустя, на закате Орды, – в 1471 году.

Паника охватывала ордынцев при одной вести о приближении ушкуйников. А им отсутствие серьезного сопротивления и сказочная добыча вскружили головы. Они направились еще дальше, к Каспию. Близ устья Волги их встретил хан Салгей, правивший Хазтороканью (Астраханью), и немедленно заплатил дань, затребованную Прокопом. Мало того, в честь непрошеных гостей с далекого Ильмень-озера хан устроил грандиозный пир. Но когда захмелевшие новгородцы совсем потеряли бдительность, в разгар пира на них бросилась толпа вооруженных нукеров. Так погибли Прокоп, Смолянин и почти все удальцы, немногим посчастливилось вернуться на Русь. Это было самое большое поражение ушкуйников.

Не признаваемые Новгородом, ненавидимые всеми русскими князьями ушкуйники продолжали ходить на Волгу. В 1392 году они опять взяли Жукотин и Казань. В 1409 году воевода Анфал Никитин повел 250 ушкуев на Волгу и Каму.

В 1436 году в устье Которосли сорок ушкуйников-вятчан сумели взять в плен ярославского князя Александра Фёдоровича по прозвищу Брюхатый. Князь в это время находился во главе семитысячного войска, но имел неосторожность уединиться со своей молодой супругой несколько поодаль, за что и поплатился. На Руси этот период связан с междоусобной войной за Московский престол (Междоусобная война в Московской Руси (1425—1453)).

Подобные лихие экспедиции организовывались вплоть до семидесятых годов XV столетия. В 1478 году независимый Великий Новгород пал и был подчинен Москве, под власть московского князя Ивана III. Но ушкуйники не остановились и на некоторое время обосновались в Хлынове (впоследствии Вятка). Но в 1489 году Вятка также была насильственно присоединена к Московскому государству, вечевая Вятка перестала существовать. Во избежание смут и мятежей был произведён «развод»: часть населения Вятки переселена на подмосковные земли, а жители московских городов – в Вятку. После этих событий организованные походы ушкуев практически сошли на нет.

Часть хлыновских ушкуйников, избежавшая «развода», покинула Вятку и обосновалась сначала на Волге, в районе современного Камышина, где промышляла разбойными нападениями на торговые караваны, сбывая награбленное в пограничных рязанских городах.

Затем хлыновские предки новгородцев переместились в низовья Дона. В жены беглые хлыновцы-вятичи стали брать дочерей местных степняков, отчего их потомки заметно потемнели, но сохранили воинственность, свободолюбие и привычку к передвижению по рекам, которая была у их отцов и дедов, они и стали одними из прародителей казаков.

Именно в это время особенно формируются и усиливаются вольные казачьи общины на Украине, Волге, Дону, - и это не удивительно, так как вольные ушкуи не перешли на «государеву службу», а ушли в казаки - таким же вольным по духу и жизни людям. Некоторые Донские казаки, и по ныне выводят свой род именно от этих вятских ушкуйников-хлынов.

Автор: В.А. Троянов.

https://perunja.livejournal.com/13122.html
https://perunja.livejournal.com/13353.html
Tags: Азия, Россия, Средние века, война, города, история, общество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments