d_34 (d_34) wrote,
d_34
d_34

Category:

Кульбиты биографии комиссара и власовца Жиленкова



Георгий Николаевич Жиленков для своего возраста сделал просто головокружительную карьеру.
Родился он в 1910 году в Воронеже, происходил из крестьян (хотя отдельные исследователи настаивают на его дворянском происхождении), трудовую деятельность начал в годы НЭПа помощником слесаря в мастерской кустаря Санидского. В 1926 году Жиленков устраивается слесарем на Воронежский машиностроительный завод имени Ленина и практически сразу вступает в комсомол.



Проворный комсомолец быстро развивает свою карьеру, и уже в 19 лет вступает в ВКП(б) и становится ответственным секретарем райкома комсомола. Воронеж для него становится уже мал, и Жиленков уезжает на учебу в Москву, где поступает в индустриально-технический техникум.
В столице он не отказался от своих амбиций: сперва занимает должность ответственного секретаря парткома своего учебного заведения, а затем с 1934 года становится директором школы фабрично-заводского ученичества на заводе «Калибр».


Партработники Москвы ценят Жиленкова, всегда твердо придерживавшегося генеральной линии партии и выполнявшего все поручения правительства. 16 апреля 1939 году он удостаивается ордена Трудового Красного Знамени за стахановскую работу (при том, что с 1938 года он был освобожденным секретарем парткома «Калибра», не участвуя непосредственно в трудовой деятельности).
Пиком карьеры для Жиленкова становится должность секретаря Ростокинского райкома ВКП(б) в столице СССР.
Возможно, он бы и дальше продолжал набирать вес в партии, если бы не начавшаяся война.

Уже в июне 1941 года Жиленкова мобилизуют, а в июле направляют в 32-ю армию в звании бригадного комиссара и вводят в состав Военного совета. Армия дислоцировалась в Подмосковье, отчего не имевший боевого опыта партиец в тот момент вряд ли опасался за свою жизнь. Но вермахт активно продвигался к Москве, и в ходе Вяземской операции 32-я армия в октябре 1941 года оказалась окружена и разгромлена.
Жиленков вместе со штабом армии оказался в плену, но, несмотря на действие на оккупированных территориях «Директивы об обращении с политическими комиссарами», подразумевавшей неминуемую расправу над коммунистом, он не был расстрелян.


Произошло это потому, что Жиленков сумел избавиться от документов и знаков различия, а в плену представлялся рядовым Максимовым или, как он чаще себя называл, «таксистом Жорой из Москвы».
В качестве хиви (добровольный помощник) Жиленков-Максимов был привлечен для управления грузовиком в транспортной колонне 252-й пехотной дивизии вермахта, однако в мае 1942 года он был разоблачен и арестован. Единственное, что ему оставалось делать для сохранения жизни, это заявить о сотрудничестве в борьбе против СССР, и именно это предложил немцам Жиленков .




Ему слово об этой ситуации. Из протокола судебного заседания:

"Председательствующий:

- Подсудимый Жиленков, кратко изложите суду, в чем вы признаете себя виновным.

Подсудимый Жиленков:

- Я признаю себя виновным перед Советской властью в том, что в 1941 году, попав в районе Вязьмы в окружение, я сдался немцам в плен и с ноября 1941 года под видом шофера Максимова вместе с другими шоферами до мая 1942 года служил в германской 252-й пехотной дивизии. Тогда у меня не было умысла изменить своей Родине. Я лично сколотил группу из шоферов, которая под моим руководством проводила антигерманскую деятельность. В частности, нам удалось совершить несколько диверсий в тылу германских войск. При подготовке взрыва гжатского армейского склада я был предан лесником Гжатского лесничества Черниковым и был вместе с группой арестован немцами. На допросе у немцев мне было объявлено о том, что я буду расстрелян за антигерманскую деятельность. Проявив трусость и желая во что бы то ни стало спасти свою шкуру, я назвал свою действительную фамилию и выполняемую мною должность в Красной Армии - члена Военного совета 32-й армии, при этом изъявил готовность бороться против Советской власти.

Узнав мою действительную фамилию и должность в Красной Армии, немцы немедленно направили меня в штаб центрального фронта германских войск, где я дал согласие работать в пользу немцев и там же в мае 1942 года написал план создания на оккупированной немцами территории русского правительства, в котором предусматривалась организация борьбы против Советской власти. В этом меня поддержал полковник .германского генштаба Ронне. После этого я был переведен на службу в отдел военной пропаганды вооруженных сил германской армии, где редактировал антисоветские брошюры и листовки, которые распространялись на фронте и в тылу действующих советских войск..."


Жиленков сразу был направлен в Берлин в распоряжение отдела пропаганды особого назначения. Вчерашний коммунист быстро наладил отношения с нацистами и с 17 августа 1942 года был назначен на должность начальника организационно-пропагандистского отдела Русской народной национальной армии, одного из первых воинских формирований из числа российских эмигрантов и советских военнопленных.

После роспуска РННА и начала активной деятельности Андрея Власова Жиленков примкнул к нему и в чине генерал-лейтенанта участвовал в создании Русской освободительной армии (РОА), кроме того редактировал и издавал газету «Доброволец». Жиленков регулярно посещал лагеря для военнопленных, агитировал советских солдат переходить на сторону Власова, стоял у истоков Комитета освобождения народов России (КОНР), а также был одним из авторов Пражского манифеста.



Кроме того, в декабре 1944 года Жиленков вел переговоры с Организацией украинских националистов о совместных действиях против Красной армии, однако Степан Бандера категорически отказался от связи с «власовцами».

Поняв к началу 1945 года, что война уже проиграна, Жиленков попытался сделать ставку на союзников в лице англичан и американцев, однако добиться успехов в этом ему не удалось. 27 марта 1945 года он предложил «власовцам» эвакуироваться в Испанию, где они могли рассчитывать на гостеприимство Франсиско Франко, но не нашел поддержки среди соратников.

В конце апреля 1945 года Жиленков бежал на границу со Швейцарией, распустил подчиненные ему войска и попытался получить политическое убежище у временного правительства Австрии. 18 мая 1945 года он был интернирован в американский лагерь, где предложил свои услуги правительству США. Предложение было оценено по заслугам, и Жиленков включился работу по анализу политики Сталина.



Жиленков рассчитывал на переезд в США, однако советские власти, узнав о его местонахождении, потребовали выдачи предателя. 1 мая 1946 года Жиленков был выдан, перевезен в Москву и вскоре предстал перед судом вместе с Власовым и другими деятелями КОНР и РОА.
1 августа 1946 года Жиленков был приговорен к высшей мере наказания, приговор был приведен в исполнение в тот же день.


Георгий Жиленков является крайне показательным примером того, как ради сохранения жизни люди готовы откреститься от своих взглядов, при этом сумев сохранить высокое положение. Бывший партийный функционер, ставший бригадным комиссаром, оказался полезен немцам, а после окончания войны нашел бы убежище в США, если бы настигшее его возмездие, ставшее закономерным исходом затянувшегося предательства.

Источники:
Кирилл Александров. Офицерский корпус армии Власова;
Директива об обращении с политическими комиссарами
Tags: Великая Отечественная война, СССР, власть, враги, пленные, пятая колонна
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments