d_34 (d_34) wrote,
d_34
d_34

Category:

Д,Артаньян - гвардеец кардинала

Оригинал взят у roman_rostovcev в ВСЕЛЕННАЯ МУШКЕТЕРОВ. Д,АРТАНЬЯН - ГВАРДЕЕЦ КАРДИНАЛА

В 1644 году д’Артаньян оказался во Фландрии, находившейся тогда под властью короля Испании. В составе армии под командованием герцога Орлеанского он участвовал во взятии крепости Ла-Байетт, затем первым ворвался в форт Сан-Филипп, захваченный испанцами. Удача буквально шла рука об руку рядом с ним. О его храбрости пошли слухи, он был словно заколдован: шляпа пробита, плащ продырявлен, а на теле — ни царапины. Наконец 1 ноября 1644 года сбылась его мечта: Шарль де Батс де Кастельмор д’Артаньян стал королевским мушкетером.



Заметим, что почти все это — версия, изложенная в «Мемуарах господина д’Артаньяна», и можно предположить, что де Куртиль не совсем все выдумал.

С другой стороны, есть данные о том, что рота мушкетеров была распущена в 1643 году, так что стать мушкетером на следующий год настоящий д’Артаньян вряд ли смог бы. Таким образом, и этот вопрос остается открытым.

Кроме того, мы ничего доподлинно не знаем о дуэльных и военных подвигах д’Артаньяна в те ранние годы. Сохранилась лишь легенда о его участии в осаде Арраса весной 1640 года. Он якобы проявил там не только храбрость, но и остроумие. В частности, известен такой случай. Осажденные испанцы написали на воротах: «Если Аррас будет французским, мыши съедят кошек». Отважный гасконец на глазах у всех под огнем подобрался поближе и исправил надпись. Теперь на воротах было написано: «Если Аррас не будет французским, мыши съедят кошек» Однако вскоре судьба д’Артаньяна дала крутой поворот. Кардиналу Джулио Мазарини (рассказ о нем впереди), сменившему умершего в конце 1642 года кардинала де Ришелье, нужен был человек испытанной смелости, верный, сообразительный и способный пожертвовать жизнью, но не выдать государственных тайн. Нужно было также, чтобы этот человек почитал кардинала Мазарини за благодетеля, а для этого он должен был быть беден как церковная крыса. Кардиналу порекомендовали д’Артаньяна, ибо лучшей кандидатуры в самом деле было не найти.

Далее события развивались таким образом, что, похоже, из реального д’Артаньяна Александр Дюма смог создать сразу два персонажа — хитроумного гасконца и его полную противоположность — графа де Рошфора, приближенного кардинала де Ришелье (и о нем мы тоже более подробно расскажем ниже).

А произошло следующее. Король Людовик XIII ненадолго пережил всесильного де Ришелье. Власть в стране оказалась в руках королевы-регентши Анны Австрийской и ее фаворита кардинала Мазарини. Тот решил распустить роту королевских мушкетеров, и д’Артаньян оказался не у дел. И только в 1646 году он и его друг-гасконец Франсуа де Бемо (Дюма вывел его на сцену в «Виконте де Бражелоне» в эпизоде с «Железной Маской») получили аудиенцию у кардинала, где им были предложены должности его личных курьеров.

Некоторые историки считают, что это произошло не в 1646-м, а в 1644 году.  Как бы то ни было, после этого несколько лет бывший мушкетер в жару и холод сломя голову мчался по дорогам Франции, с риском для жизни выполняя тайные миссии своего нового господина.

Опять же Александр Дюма погрешил против истины, утверждая, что гасконец относился к Мазарини с предубеждением. Напротив, д’Артаньян считался одним из самых преданных порученцев нового первого министра Франции. Он выполнял самые сложные и деликатные задания, и, как правило, с успехом.

Д’Артаньян всегда оставался человеком, упорным в своей преданности королеве, ненавидимому всеми кардиналу и пошатнувшейся монархии.

К радости дотошных историков, с момента назначения личным курьером кардинала Мазарини появились подробные документы с упоминанием имени Шарля д’Артаньяна. В Министерстве иностранных дел Франции до сих пор хранятся оригиналы указаний д’Артаньяну по ведению переговоров с губернаторами крепостей об условиях сдачи. В этот период современники называли его ставленником кардинала Мазарини.

Надо сказать, что подобное прозвище не несло ничего позитивного, ибо властолюбивый Мазарини (урожденный Джулио-Раймондо Маццарино из итальянской области Абруцци) был крайне непопулярен среди французов. Мазарини держался тем, что его многочисленные враги сами ненавидели друг друга, и их интересы часто были просто несовместимы. При этом «ставленник кардинала» не только развозил депеши и передавал распоряжения, но и выяснял настроения и замыслы противников Мазарини.

Бемо и д’Артаньян думали, что в материальном плане их новые должности принесут им то, чего они никогда не смогли бы получить в роте мушкетеров или во Французской гвардии: богатство в виде тех славных полновесных звонких монет, которыми, как говорили, была полна государственная казна. Увы! События быстро показали, что эти надежды — чистая иллюзия.

Новый кардинал, которого французская титулованная знать прозвала безродным фаворитом, был чрезвычайно скуп. В то время пределом мечтаний для бедного гасконца могла быть должность лейтенанта в любом из французских полков. Для этого требовался не только военный опыт и дворянское происхождение, но и деньги, а вот их-то у д’Артаньяна и не было. От Мазарини зависела величина платы за офицерский чин, и Мазарини держал нашего героя тем, что все обещал и обещал ему офицерскую должность.

Когда началась гражданская война, вошедшая в историю как Фронда, боясь, что горожане захватят малолетнего короля, Мазарини, королева-регентша и Людовик XIV в январе 1649 года тайком бежали из охваченного восстанием Парижа. Потом Мазарини, против которого в основном и было направлено восстание, бежал еще дальше — в Брюссель. Как всегда, рядом с каретой, в которой ехал переодетый кардинал, скакал вооруженный до зубов его верный слуга Шарль д’Артаньян.

Восстание против Мазарини поднялось по всей Франции, и его курьер должен был скакать то на запад, в Нормандию, то на восток, в Бургундию, туда, где положение становилось особенно острым. И каждый раз он привозил кардиналу подробные сведения о том, что он видел и слышал. А он был чертовски пронырлив и наблюдателен, этот гасконец…

Но так уж получилось, что народ не оказал серьезной поддержки знати, и Мазарини стал одерживать победу за победой. Он уже полагал, что одолел всех своих врагов, но торжество оказалось преждевременным: в 1651 году постановлением парламента Мазарини объявили вне закона, лишив его всего имущества.  После этого кардиналу пришлось искать убежища в Кёльне.
Tags: Франция, история, литература, люди
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments