d_34 (d_34) wrote,
d_34
d_34

Известнейший из гасконцев

Оригинал взят у roman_rostovcev в ВСЕЛЕННАЯ МУШКЕТЕРОВ. ИЗВЕСТНЕЙШИЙ ИЗ ГАСКОНЦЕВ

Разумеется, главными героями мушкетерской эпохи для нас всегда будут герои Дюма, в связи с чем отыскание их исторических прототипов представляет особый интерес. А начинать рассказ о прототипах героев романов Александра Дюма «Три мушкетера», «Двадцать лет спустя» и «Виконт де Бражелон», конечно же,  следует с личности бесстрашного д’Артаньяна, который является самым известным в мире персонажем писателя.



На самом деле у нас есть три д’Артаньяна: д’Артаньян из книг Александра Дюма, д’Артаньян де Куртиля и реально живший д’Артаньян. Вся сложность заключается в том, что первый в определенной степени зависит от второго, второй — от третьего, а о третьем, настоящем, почти ничего не известно.

Почти ничего — это все же не совсем ничего. Надо сказать, что приключенческая классика XVIII–XIX веков произвела на свет немало ярких героев, и большинство из них имеет прототипы в реальной истории. Д’Артаньян — лишь один из примеров. Такой персонаж действительно существовал, звали его Шарль де Батс де Кастельмор, граф д’Артаньян, и о нем все же кое-что известно.
Этот гасконец, сделавший блестящую карьеру при короле Людовике XIV, родился где-то в промежутке между 1610 и 1620 годами. Точная дата его появления на свет неизвестна.

В одном из документов, правда, указывается, что некий Шарль д’Артаньян уже был на военной службе в марте 1633 года. Никаких сомнений: речь идет о нашем герое. Но сколько же лет могло ему быть в это время? Двадцать или чуть больше двадцати. Тогда дата его рождения — где-то примерно 1613 год, с возможной ошибкой на два-три года в ту или иную сторону.

Поняв это, нам следует сразу перестать верить в те приписанные ему фантазией Александра Дюма живописные приключения, которые относятся к первой половине царствования короля Людовика XIII. Речь идет о событиях, связанных с любовью Анны Австрийской к очаровательному герцогу Бэкингему, о борьбе против ужасного кардинала де Ришелье, об осаде Ла-Рошели… Во времена, когда развертывались все эти события, Шарль де Батс был еще подростком, который если и сражался, то лишь с соседскими мальчишками.

Сегодня имя д’Артаньяна стало настоящей легендой. Так сколько же все-таки в этой легенде правды?

По мнению историков, Шарль де Батс де Кастельмор родился в самом сердце древней Гаскони, в замке Кастельмор, что располагался между городишками Тарб и Ош. Именно в Оше, кстати, ему установлен величественный памятник (в самом центре, на помпезной лестнице, выходящей на набережную), а во всех остальных окрестных населенных пунктах его считают национальным героем.
С другой стороны, уже известный нам де Куртиль и во многом зависевший от него по части фактов Александр Дюма, обращавшийся с географией так же легко, как и с историей, считали его уроженцем соседней с Гасконью области Беарн, где настоящий д’Артаньян на самом деле никогда и не был.

Для людей современных разобраться в этом почти невозможно, ибо Гасконь и Беарн — это что-то, находившееся очень давно где-то на юго-западе Франции. На самом деле это две разные исторические области. Гасконь в те времена была герцогством, а Беарн своей южной частью граничил с Испанией, а с остальных трех сторон — с Гасконью. Долгое время Беарн сохранял государственную независимость и был окончательно присоединен к Франции лишь в 1620 году. Шарль был одним из семи детей в семье Бертрана де Батс де Кастельмора и Франсуазы де Монтескью д’Артаньян.

Гордиться древностью рода Шарлю не приходилось. В «Мемуарах господина д’Артаньяна» по этому поводу сказано так:  «Я не стану вовсе забавляться здесь рассказами ни о своем рождении, ни о своей юности, потому что не нахожу, что мог бы о них сказать что-то, достойное отдельного рапорта».

Его прадед Арно Батс был обычным торговцем, который купил замок у его разорившихся владельцев. Потом, договорившись с королевским чиновником, он получил дворянское звание вместе с причитавшейся ему приставкой «де». Так он стал Арно де Батсом. Его сын, Бертран де Батс, еще больше упрочил это положение, женившись на настоящей аристократке Франсуазе де Монтескью. Однако в приданое юноше достались лишь разрушенный замок Артаньян, больше походивший на обычную ферму, да многочисленные долги, выплата которых лишила его семью остатков состояния. Фактически у Бертрана де Батса остался только замок Кастельмор, где и родились Шарль, его братья — Поль, Жан и Арно, а также трое сестер.

Замком Кастельмор можно было назвать с очень большой натяжкой. На самом деле это был обычный сельский двухэтажный каменный дом с двумя полуразрушенными башенками. Некоторые авторы называют этот дом поместьем, хотя и этот термин в данном случае может применяться лишь при очень сильно развитом воображении.

Через окованную железом дверь можно было попасть в низкий зал, обставленный грубой деревянной мебелью и рядом кожаных кресел, а также украшенный тремя старыми картинами на стенах. Из этого зала шел ход в спальню, в которой стояли две кровати, два стола и три шкафа, заполненных старым бельем. На нижнем этаже также находились еще одна комната и просторная кухня, в которой имелись печь, старый буфет, железные крючья для огромного медного котла и длинные вертела наподобие тех, что держат в харчевнях. Наверх вела большая деревянная лестница. В верхнем зале стояли кушетка для отдыха, бильярд, четыре табурета и дюжина наполовину истертых кресел. Наверху имелись также кабинет и четыре спальни, в каждой из которых стояли две кровати с перинами и одеялами, стол, скамья и сундук. Со второго этажа можно было попасть в самую высокую башню замка.

Из имущества в замке имелись три старых аркебузы с кремневыми замками, семь мушкетов, две шпаги, оловянная посуда, шесть латунных подсвечников, два малых котла, один большой котел, три кастрюли, двадцать четыре скатерти и двенадцать пар бывших в употреблении льняных простыней. И, как это часто бывает и в наши дни, ни одной книги…
О детстве и юности Шарля сведений нет, но известно, что он, как и подобало молодым гасконским дворянам, пополнил ряды Французской гвардии, взяв себе более известное при дворе имя матери (д’Артаньяны были родственниками семьи де Монтескью).

Согласно легенде, впрочем весьма похожей на правду, до Парижа наш герой добрался пешком. У него с собой был единственный адрес некоей харчевни, в которой любили собираться мушкетеры. Здесь, среди завсегдатаев, он рассчитывал встретить своих старших братьев, но этого не произошло. Однако в этой харчевне он случайно познакомился с одним гвардейцем из роты господина дез Эссара (в русском переводе Дюма эта фамилия дана как Дезэссар). Гвардеец этот был тоже бедным молодым гасконцем и мечтал перейти в роту мушкетеров. Звали его Исаак де Порто (де Куртиль, а вслед за ним и Александр Дюма превратили его в Портоса, и о нем мы еще расскажем).

В «Мемуарах господина д’Артаньяна» сказано: «Тот из мушкетеров, к кому я подошел, звался Портос и оказался соседом моего отца, жившим от него в двух или трех лье».
Этот «сосед отца» пообещал познакомить своего нового приятеля с двумя мушкетерами, родственниками командира роты мушкетеров господина де Тревиля, а именно с Анри д’Арамицем и Андриеном де Силлег д’Атосом (они известны нам под именами Арамис и Атос, и о них мы тоже расскажем ниже).

В романе «Три мушкетера» Александр Дюма погрешил против истины, наградив Портоса перевязью, шитой золотом. На самом деле ею владел гвардеец кардинала Жилло. И вот Исаак де Порто как-то пригласил д’Артаньяна на прогулку. Д’Артаньян охотно принял приглашение, так как надеялся, что его новый друг поможет ему устроиться в Париже. Однако целью прогулки было совсем другое: Исаак де Порто решил проучить тщеславного щеголя Жилло и как бы случайно сорвать с него плащ. Для большего эффекта нужен был посторонний свидетель; на эту роль и был приглашен ничего не ведавший гасконский юноша, только что прибывший во французскую столицу.

Все закончилось, как и следовало ожидать, кровавой битвой, в которой д’Артаньян тяжело ранил одного гвардейца кардинала и спас от смерти своего приятеля.

Такова вкратце версия де Куртиля, изложенная в «Мемуарах господина д’Артаньяна». Степень ее правдивости установить невозможно, однако точно известно, что вступить в мушкетеры д’Артаньяну не удалось: де Тревилю (он в «Мемуарах» назван «бедным дворянином из нашего ближайшего соседства») понравился смелый юноша, но у того не было соответствующей одежды, коня и оружия, а все это родовитые дворяне должны были приобретать за свой счет. Поэтому де Тревиль направил Шарля в роту дез Эссара, в которой служил Исаак де Порто.

В 1643 году король Людовик XIII умер. Был объявлен траур, и по этому поводу произведен новый набор в мушкетеры. Чуть позже набранная рота мушкетеров будет распущена, но тогда этого никто не знал, и новички были на седьмом небе от счастья. В числе счастливцев оказался гвардеец де Порто, д’Артаньян же так и остался под началом дез Эссара. Но и это было неплохо. Гвардейцы получали отличную военную подготовку, что позволяло в дальнейшем претендовать на более высокие армейские чины.

Согласно утверждениям де Куртиля, д’Артаньян начал службу в роте капитана дез Эссара примерно в 1640 году. Александр Дюма воспользовался этим указанием, но перенес события на много лет назад, чтобы дать возможность своему герою поучаствовать в осаде Ла-Рошели, крепости гугенотов и центра их сопротивления (на самом деле осада имела место в 1627–1628 годах). В действительности же барон дез Эссар получил звание капитана только в 1642 году. Сохранились два списка роты дез Эссара за 1642 год, в которых приводится полный список солдат, младших и старших офицеров. Ни в одном из них д’Артаньян не упоминается.

В 1640 году сын Бертрана де Батса уже покинул свой дом и давно служил в королевских войсках. По всей видимости, в полк он должен был вступить примерно в 1630 году. Три года спустя его имя фигурирует в списке мушкетеров, участвовавших в военном смотре 10 марта 1633 года. Ротным капитаном был в то время господин де Монталан, а его лейтенантом — господин де Тревиль.
Это лишь одна из версий. К сожалению, как мы уже говорили, точная дата рождения нашего героя неизвестна, и она находится «где-то в промежутке между 1610 и 1620 годами». Если считать, что он все же родился в 1613 году, то прибытие в Париж в 1630 году, то есть в семнадцать лет, можно считать нормальным. Если же он все же родился ближе к 1620 году, то более верна версия, утверждающая, что истинный д’Артаньян пополнил ряды Французской гвардии в 1640 году.
Нечаев Сергей
«Три дАртаньяна», ИД «АСТ», 2009
Tags: Франция, история, литература, люди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments